Астрономический сайт 'ГАЛАКТИКА'

 

Описание созвездий.

Дракон. Жираф. Рысь.

ДРАКОН.
С самой яркой оранжевой звездой гамма этого созвездия связана одна любопытная и поучительная история. В 1725 г. английский астроном Брадлей решил доказать истинность гипотезы Коперни­ка. Хотя со времени опубликования книги великого польского астронома прошло 182 года, его идеи о движении Земли вокруг Солнца оставались лишь гениальной догадкой, фактами еще не подтвержденной.

Если Земля на самом деле обращается вокруг Солнца, ближние звезды должны смещаться на фоне звезд более далеких, описывая в течение года крошечный эллипс — своеобразное «отражение» в небесах земной орбиты. Чем дальше предмет, тем меньше его кажущееся «параллакти­ческое» смещение,— вспомните, как смещаются предметы при на­блюдении из окна мчащегося поезда. Быстро проносятся мимо телеграфные столбы на фоне далекого леса; постепенно, хотя го­раздо медленнее, меняется панорама местности; а облака и тем бо­лее Солнце, кажется, мчатся вслед за поездом, не отставая от него ни на шаг. Звезды невообразимо далеки от Земли — это сознавал уже Коперник, поэтому их параллактические смещения неуловимо малы. Ни Копернику, ни его ближайшим последователям обнаружить их так и не удалось.

Решил испробовать свои силы в этом очень трудном деле и Джеме Брадлей. Телескоп с микрометром на его окулярном конце Брадлей неподвижно укрепил на стене дома, направив прямо в зе­нит. Сделано это было вполне мотивировано — вблизи зенита иска­жения в положении небесных светил, вносимые земной атмосфе­рой, всегда минимальны. Из ярких звезд, близких к полюсу эклип­тики, через зенит Оксфорда ежесуточно проходит только одна звезда — гамма Дракона. Вот почему Брадлей и выбрал ее для па­раллактических измерений.

Не будем описывать подробности этой тонкой и длительной работы, на которую ушло около трех лет. Любопытен конечный итог — Брадлей обнаружил периодическое смещение гамма Дракона, точнее говоря, периодические изменения ее экваториальных коор­динат. Но это было заведомо не параллактическое смещение:

во-первых, оно получилось слишком большим (около 20"), а во-вторых, направленным иначе, чем ожидалось. Потом уже выясни­лось, что и другие звезды в течение года испытывают подобные же смещения и, что было особенно странным, с той же амплитудой около 20". Брадлей искал одно, а открыл другое — оптическое явление, по­лучившее название аберрации света. Сущность его понять неслож­но. Представьте себе, что вы стоите под отвесно падающим дождем и держите в руках зонтик. Пока вы неподвижны, ручка зонтика направлена, естественно, вертикально. Но если вы броситесь бе­жать, ваша рука инстинктивно наклонит зонтик вперед.

А теперь сравните это с другой, аналогичной картиной. От звезды, находящейся в зените, к наблюдателю в вертикальном на­правлении идут лучи света. Роль зонтика играет телескоп. Будь Земля неподвижной, телескоп следовало бы направить в зенит. На самом деле при движении Земли скорость света складывается' со скоростью звезды относительно наблюдателя. В итоге сложения двух скоростей лучи звезды из вертикальных превратятся в на­клонные, и звезду наблюдатель увидит не в зените, а чуть сме­щенной в сторону движения самого наблюдателя. Брадлей не только открыл новое явление природы, но и доказал опытным путем, что земной шар действительно обращается вокруг Солнца,— ведь не будь этого движения Земли, не было бы и аберрации.

Другая достопримечательность созвездия Дракона интересна не только по историческим воспоминаниям, но и сама по себе, как один из замечательных объектов на земном небе. Речь идет о яр­кой планетарной туманности, расположенной неподалеку от звезды дзета этого созвездия. В большой школьный рефрактор она хорошо видна как круглое туманное сравнительно яркое (8m) пятнышко. Условное обозначение этой туманности NGC 6543. Еще в 1864 г. английский астроном Геггинс избрал туманность в Драконе «пробным камнем» для первых спектроскопических на­блюдений этих загадочных объектов. Спектральный анализ еще только зарождался, и Геггинс наблюдал спектр туманности Драко­на визуально, присоединив спектроскоп к окулярной части теле­скопа. Велико было его удивление, когда вместо привычной радуж­ной полоски спектра поглощения, характерного для большинства звезд, он увидел только три яркие разноцветные линии на совер­шенно темном фоне. Вопреки ожиданиям, туманность Дракона оказалась состоящей не из звезд, а из светящихся газов. Впервые спектроскоп доказал, что в мировом пространстве, кроме звезд и планет, есть исполинские облака разреженных и светящихся газов.

О туманности Дракона мы теперь знаем много интересных под­робностей. Измерено расстояние до нее — 1000 пк. Определен по­перечник туманности — около 7000 а. е. Выявлены подробности ее физического строения.

Туманность расширяется во все стороны от своего ядра — очень горячей звездочки 11-й зв. величины, которую в мощные телескопы можно различить в центре туманности. Это — одна из очень горя­чих звезд, и температура ее поверхности, по-видимому, близка к 57 000 К! Упомянув о расширении туманности, мы должны подчеркнуть, что проявляется оно только в смещении спектральных линий внешне туманность выглядит такой же неизменной, как ее фото­графия. Только через века астрономы получат фотоснимки туман­ности, существенно отличающиеся от современных. Почти все объ­екты звездного мира издали выглядят спокойными и неизменными. На фотографиях видна сложная внутренняя структура туманности Дракона, что нетипично для «классических» планетарных туманно­стей, похожих на ту, которую мы увидим в созвездии Лиры. Поэ­тому туманность Дракона считается аномальной планетарной туманностью.

Из двойных звезд созвездия Дракона обратите внимание на три звезды: ню, эпсилон, мю. Первая из них принадлежит «голове» Дракона. Она состоит из двух звездочек 5-й зв. величины, разделенных проме­жутком в 62". Пара эта —оптическая, легко различимая да­же в театральный бинокль. Проверьте по ню Дракона остроту ваше­го зрения: если в темную прозрачную звездную ночь вы отчетливо различаете обе звезды, значит, зрение у вас отличное. А для большого школьного рефрактора хорошей проверкой его «зоркости» (то есть разрешающей способности) могут служить на­блюдения двух других двойных звезд. Обе эти пары звезд —фи­зические двойные системы. Главная звезда в системе эпсилон Драко­на 4,0m имеет спутник 7,6m на расстоянии 3,3". Звезда мю Дракона состоит из двух звезд равного блеска (5,8m), разделенных про­межутком в 2". Период обраще­ния в этой системе близок к 1500 годам. Повторяем, что перечисленные двойные звезды — трудный объект для трехдюймового рефрактора, а с меньшими инструментами рассчитывать на успех и вовсе нельзя.

ЖИРАФ.

В этом созвездии все звезды слабее 4m. Заслуживает внимания довольно яркое (6m) рассеянное скопление NGC 1502 диаметром 6 минут дуги.

Самый замечательный объект созвездия Жирафа — необыкно­венная переменная звезда RU. Ее координаты (для эпохи 1900.0) а = 7Ч10"54C; б = +69°51,2c. RU Жирафа легко отыскать в школьный телескоп или даже в 10-кратный призменный бинокль. До 1964 г. считалось, что RU Жирафа — типичная цефеида с периодом 22 дня, с ритмичностью незатухающего маятника из века в век повторяющая свои колебания. Каково же было удивление астрономов, когда в конце 1964 г. выяснилось, что блеск RU Жи­рафа стал постоянным! Да, именно так — пульсирующая цефеида неожиданно остановилась, замерла, застыла- Если блеск BU Жира­фа сейчас и колеблется, возможно, непериодически, то во всяком случае амплитуда этих колебаний не превосходит 0,04 зв. величины.

В чем причина внезапной «остановки» этой звезды — до сих пор неизвестно. Возможно, что разгадка придет не скоро, но сенса­ционное поведение RU Жирафа заставляет нас пересмотреть суще­ствующие теории цефеид и представления об эволюции звезд. Попробуйте отыскать эту звезду и систематически следите за ее блеском — вдруг вам посчастливится обнаружить, что RU Жирафа снова стала нормальной цефеидой! Здесь все пока таинственно и чревато открытиями.

РЫСЬ.

Как уже говорилось, созвездием Рыси названа самая бедная звездами область земного звездного неба. Справедливости ради сто­ит отметить, что все же в созвездии Рыси есть две звезды ярче 4m, ничем, впрочем, не замечательные. Пожалуй, для тренировки в отыскании слабых звезд имеет смысл разыскать альфу Рыси — оранже­вую звездочку 3,2m, находящуюся на продолжении задних лап Большой Медведицы. Для астрономов нет, конечно, «главных» и «второстепенных» звезд. Их интересует буквально все, что доступ­но наблюдениям. Поэтому они, в частности, тщательно изучили спектр звезды альфа Рыси, определили ее температуру, движение в простран­стве и нашли, что это ничем не выделяющееся оранжевое солнце отстоит от нашего на расстоянии, близком к 50 пк, А ведь подоб­ные сведения астрономы собрали не только для всех видимых не­вооруженным глазом звезд, но и для многих тысяч тех солнц, кото­рые можно наблюдать лишь в телескоп. Какая кропотливая, трудоемкая работа!

Содержание и подготовка в электронном виде - Козловский А., дизайн, обработка и выкладка на сайт - Кременчуцкий А. Copyright © 2003 'Галактика' сайт. При копировании ссылка на источник обязательна. Авторские права принадлежат сайту «Галактика»     Страница сделана  25.11.2003   На Главную

Сайт создан в системе uCoz